Рубрика ‘Сказки’

Зачем людям сказки

282818_447448105308412_964116067_n

Действительно, в нашем прагматичном, рациональном мире, сказка появляется как незаконно рожденное дитя, как «гадкий утёнок» на птичьем дворе. Пустая затея, когда даже серьёзные вещи не читаются – нет времени. Его нет, чтобы взглянуть на небо, или рассмотреть паучка на тонком стебельке, да просто чтобы, не спеша пройтись по тропинке, а не по панцирю из асфальта, почувствовать запах сырой земли и травы.

Но всё же рано или поздно, нестерпимо захочется вырваться из каменного мешка квартиры или офиса, чтобы посидеть где-нибудь незамеченным поближе к зеленеющим нежным росточкам, которые иногда умудряются даже прорасти через асфальт или около хотя бы небольшого озерца. Какое умиление вызовет склоненная набок головка зарянки, с любопытством поглядывающая своим большим глазом, не дадут ли что-нибудь вкусненькое? Боже, сколько нахлынет воспоминаний из далекого детства, когда чудо могло случиться в любое время и где угодно. Когда само ожидание чего-то необыкновенного доставляло столько радостных минут.

Почему же мы всё меньше и меньше удивляемся, когда становимся гражданами и гражданками, имеющими удостоверение личности? Наш день вымерен до минут –  нет времени на то, чтобы заметить что-то необычное в привычном, повседневном, а чудо – оно очень тонкое, хрупкое, летучее: блеснёт крохотной радугой  в кружеве снежинки, вспорхнёт с ветки маленькой пташкой и с нежным треньканьем скроется в ветках деревьев. Или смотрит на нас мириадами сверкающих звёзд с небесной высоты. А то ясным утром проникнет тоненьким лучиком к нам через щель загороженных окон и отразится сотнями искорок в стеклянной пирамидке или гранёном стакане с водой…

Удивляться так приятно, радоваться всей душой – несравнимое наслаждение. Эта чистая радость появляется от прикосновения чего-то чудесного, необъяснимого словами к потаённым струнам нашей души, только оно может заставить звучать самое сокровенное в нас, чего мы и сами в себе не подозревали найти.

Сказка – именно та неприметная дверь в мир звучащих тайных струн души. Она открывает огромные возможности, заложенные в человеке подобно будущему побегу в почке, которые он в себе смутно ощущает, но не может поверить в них. Сказка позволяет этой вере родиться и развиваться. Тогда мир становится неизмеримо шире, гармоничней и добрей. Так принято, что сказки имеют всегда счастливый конец, что бы ни происходило по ходу действия, в них не бывает безысходности. Именно выход найдется всегда и всем воздастся по заслугам.

Сказки особенно нужны взрослым, загруженным делами, жующим на ходу, нажимающим на кнопки лифта и мобильного, стучащим по клавишам компьютеров — тем, у кого один день разделяется от другого только благодаря существующей между ними ночи. Хотя сами они в это поверят в последнюю очередь.

Но сказка, даже не прочитанная, способна подарить миру еще одну возможность проникновения в недра многомерной Реальности, ибо она эту Реальность развивает.

«Сказка — Безграничная Истина! Не привязанная к месту, не смятая в ком временем – изменяющая Пространство!»

Как Иван-царевич свою Ладушку искал. Часть первая

ВоронАй, дуду-дуду-дуду,

Сидит ворон на дубу.
Он играет во трубу,
Он играет во трубу,
Во серебряную.
Труба точеная,
Позолоченная,
Песня ладная,
Сказка складная.

 

Жили-были царь с царицей. Родился у них мальчик, да такой крепкий – богатырь, да и только. Мать с отцом не нарадуются – защитник растет, защитит землю родную от врага лютого, охочего до чужого добра. Нарекли его Иваном, а то как же – имя-то это испокон веков по роду передавалось. Растет богатырь не по дням, а по часам, да вот беда – сила-то все прибывает, не справляется с ней дитятко. Читать полностью ‘Как Иван-царевич свою Ладушку искал. Часть первая’ »

Обыкновенное чудо

Чего только не случается на свете, а особенно в Рождественскую ночь… К уже стоящим на окошке цветам поставили новенького. Он рос в маленьком беленьком горшочке; его стебелек и листики были почти прозрачные, казалось, что он выточен из куска изумруда. «В чем только душа держится?» – удивилась фуксия.

Читать полностью ‘Обыкновенное чудо’ »